«Взлет и падение» советского шаттла «Буран» (Видео)

0
695

Космической гонке две сверхдержавы уделяли не меньше внимания, чем гонке вооружений, ведь обе сферы были крепко-накрепко связаны друг с другом. В начале 1970-х годов воодушевленное успехами миссии «Аполлон» американское космическое агентство с одобрения Ричарда Никсона инициировало начало программы по созданию космических челноков многоразового использования. В утопических мечтах покорителей космоса шаттлы должны были постоянно сновать между Землей и орбитой, перевозя туда-сюда полезный груз.

Советский Союз поглядывал на будущие шаттлы как на потенциальную военную угрозу. Странным казалось все — от конструкции и гигантских расходов до возможности выводить на орбиту невиданные доселе объемы неизвестно какого груза. Точно! Американцы обвесят челноки термоядерным оружием и будут бомбардировать недругов с недосягаемой высоты! Тряхнув стариной, генсек ЦК КПСС Леонид Брежнев принимает пока еще волевое решение: советскому шаттлу быть.

12 февраля 1976 года вышло секретное постановление Совета министров СССР о строительстве советского космического корабля многоразового использования. Заказчиком проекта выступало Министерство обороны, главным разработчиком стало специально созданное для этой цели научно-производственное объединение «Молния», само название которого будто подчеркивало необходимость как можно более быстрого создания корабля. Возглавил новое НПО конструктор Глеб Лозино-Лозинский.

«Буран» стал самым приоритетным космическим проектом СССР. Он отобрал почти все силы и средства, направленные на развитие космической отрасли Союза. В той или иной степени в создании корабля принимали участие около полутора миллионов человек, работавших на 1300 предприятиях. Вопросами снабжения, руководства и управления занималось около сотни советских министерств и ведомств. Это был самый масштабный и трудоемкий космический проект советской космонавтики.

Первый экземпляр «Бурана» был построен только в 1984 году. Он еще не годился для космических полетов. «Изделие 0.02», предназначенное для проверки аэродинамики в атмосфере Земли и отработки посадки, оснастили дополнительными двигателями, чтобы самолет мог самостоятельно подниматься в воздух, без помощи ракеты. Неказистое судно прозвали «утюгом» и «летающим булыжником» — в то, что оно взлетит, верилось с трудом.

Для испытательной версии «Бурана» построили взлетно-посадочную полосу длиной 5,5 километра — самую протяженную в Европе. 10 ноября 1985 года летчики-испытатели Игорь Волк и Римас Станкявичус подняли 50-тонную махину в воздух и успешно приземлились. Всего «макет» летал 24 раза, обошлось без серьезных поломок.

Невероятными усилиями к весне 1987 года страна смогла собрать полностью готовую ракету-носитель «Энергия». А вот «Буран» запаздывал — все еще шли испытания. Для начала решили испытать ракету. Вместо многоразового корабля на нее установили макет боевого лазерного оружия «Полюс». «Энергия» проявила себя лучшим образом, порадовав инженеров. А вот лазерная установка выйти на расчетную орбиту не смогла и рухнула в океан.

Тем не менее испытания в целом признали успешными. Дело оставалось за малым, лишь бы не подвел «Буран». Одной из сложнейших задач на последнем этапе строительства корабля было обеспечение теплозащиты, без которой при входе в атмосферу на огромной скорости «космический самолет» вспыхнул бы как спичка. Геологам поручили найти кварцевый песок особого состава. Из его необходимо было сделать около 40 тысяч плиток, которыми корабль должны были буквально облепить. Месторождение «правильного» песка нашли, плитки, каждая из которых стоила 500 рублей, изготовили. Таким образом, только на одну теплозащиту ушло 20 миллионов советских рублей. Впечатляюще, особенно на фоне средней зарплаты гражданина в 150 рублей.

В конце концов «Буран» был готов. Корабль стартовой массой 105 тонн, длиной 36 метров, с размахом крыльев 24 метра собрали на Тушинском машиностроительном заводе прямо у берега Москвы-реки. На специально приспособленной барже ценный груз переправили к подмосковному аэродрому, где с помощью крана водрузили на «спину» транспортнику ВМ-Т. Вот так «Буран» и отправился к «Байконуру». Предполагалось, что в дальнейшем советские шаттлы будет транспортировать специально для этого разрабатывавшийся реактивный суперсамолет Ан-225 «Мрия». Однако к первому полету «Бурана» самый большой в мире самолет еще не был готов. Впоследствии лишь единожды «Мрия» выполнит свою миссию, перевезя космический корабль на Парижский авиасалон.

Результат более чем 10-летних усилий должен был улететь в космос 29 октября 1988 года. Однако за минуту до старта автоматическая система скомандовала отбой — ошибка в топливной системе. Назначили следующую дату — 14 ноября. День, мягко говоря, не самый благоприятный. Казахстан как раз накрыло мощным циклоном, с сильным порывистым ветром и резким понижением температуры. Запуск перенесли на следующий день, однако не на шутку разыгравшаяся непогода не спешила покидать космодром. Была не была! Несмотря на штормовое предупреждение, ответственные инженеры дают добро на старт. 15 ноября в 6:00 исполинский красавец оторвался от земли и рванул за пределы планеты.

Полностью воссоздать ход первого и последнего полета советского шаттла невозможно из-за утерянных данных. Известно лишь, что за 206 минут «Буран» сделал два витка вокруг Земли, после чего успешно приземлился, прокатившись по посадочной полосе расчетные 1600 метров. Это был последний триумф советской космонавтики, последний плод героических усилий народа перед самой агонией СССР.

Запуск…

…и посадка «Бурана»

Общие затраты на программу «Буран» превысили 16 миллиардов советских рублей. Америке создание шаттлов обошлось вдвое дешевле, однако в конце концов, спустя 30 лет после первого запуска «Колумбии», США закрыли программу космических челноков.

Что же дальше было с «Бураном»? А «Бурана» больше нет. Кроме того одного-единственного раза советский шаттл больше не летал в космос. Почти 15 лет забытый и заброшенный, покрытый ржавчиной он простоял в одном из ангаров «Байконура», пока его не завалило обломками сгнившей кровли.

Источник: tech.onliner.by


РЕКЛАМА